Александр Ярошенко «Мертвым не больно»

Такое иногда случается у животных — когда стая съедает самого слабого, умирающего и даже мертвого. Стая съедает несчастного с единственной животной целью выжить. А вот в несовершенной человеческой природе подобное я встретил впервые в жизни.

Смерть на «зебре»

Новость о том, что девушку сбила насмерть машина прямо на освещенном переходе в центре Благовещенска, несколько дней была привычно топовой в местных СМИ. Диванные аналитики охотно поохали, погадили в комментариях и забыли. Переключились на другой «корм».

Вскорости девушка умерла в реанимации областной больницы. Ее похоронили на малой родине, в дальней архаринской деревеньке.

Так случилось, что мы с погибшей — земляки. Я Люду видел пару раз в жизни, когда она была совсем крошечной. Хорошо знал ее покойную мать, бесхитростную работящую женщину. Труженицу с веселым, неунывающим характером.

У Ольги было два брака, в результате которых она стала матерью семерых детей. Люда была младшей. Знаю, что девочка рано осиротела — ее мать унесла из жизни тяжелая болезнь. Как она росла, училась, карабкалась в этой жизни — не знаю. Могу только догадываться, как было нелегко.

Выбралась в город, нашла работу, снимала комнату, стремилась, старалась, мечтала. Собиралась замуж. Не сомневаюсь, что у нее было громадье планов, на какие способна только молодость.

Все оборвалось в одну секунду. Ее умертвили прямо на пешеходном переходе. Одним ударом машины, за рулем которой была молодая красивая женщина. Трезвая и беременная. Женщина потом поясняла на суде, что она просто «отвлеклась и не заметила человека».

Она, смертельно травмировав Люду, остановила машину, позвонила в скорую и мужу. Ну а дальше вы все знаете.

Страх вместо раскаяния

Ко мне обратились дальние родственники покойной с робкой просьбой. «А не поможете ли вы с хорошим адвокатом?! Наша «деревня» растерялась, и боюсь, что смерть девчонки сойдет с рук», — говорила мне в телефонную трубку одна из теток.

В суде потерпевшую сторону представляла Наталья — одна из старших сестер погибшей. Связываюсь с ней. Слышу полный боли и гнева монолог.

Она говорила о том, что виновная в смерти ее сестры живет красиво, «гулеванит по корпоративам, постит в социальных сетях фото из счастливой и праздной жизни». Подписывает их фразами о «не давящей голову короне», собирает десятки лайков и восторженных комментариев. Наталья рассказывает, что виновная в смерти сестренки заблокировала ее телефон, не желает и малейшего общения.

Говорила, что муж автоубийцы несколько раз звонил ей, был не совсем трезв и адекватен в разговорах. Женщина даже просила следователя оградить ее от такого общения. Тоном, полным гнева, Наталья рассказывала о том, что приходили родственники обвиняемой, предлагали деньги в обмен на мировое соглашение.

— Представляете, как обнаглели! Хотят, чтобы сестру продала! — с болью в голосе говорила Наталья.

Я попросил известного амурского адвоката Каро Жамкочяна помочь моим «несчастным землякам», у которых на тот момент вообще не было защитника. Каро, выслушав меня и Наталью, согласился вступить в процесс на стороне потерпевшей.

«Четырнадцать лет осмысления и тяжких думок уж точно научили бы по-другому водить машину и относиться к чужим жизням.»

Когда он со своим профессионализмом и неравнодушием вступил в это дело, обвиняемая сторона поняла, что теперь на суде легко не будет. Каро преломил ход дела. Автоледи светил реальный тюремный срок.

Несмотря на то что она после своей смертельной поездки родила ребенка, ей, вероятнее всего, пришлось бы отбывать наказание по достижении малышом 14-летнего возраста.

А ты попробуй поживи эти четырнадцать лет с реальным представлением того, что тебя обязательно ждет темный барак на зоне. Четырнадцать лет засыпай и просыпайся с этим.

Это еще то наказание! И исправление. Четырнадцать лет осмысления и тяжких думок уж точно научили бы по-другому водить машину и относиться к чужим жизням.

Кстати, следствие нашло в анамнезе «гонщицы» не одно нарушение правил дорожного движения. Это же аксиома: водитель, который ездит по правилам, не убивает людей на пешеходном переходе…

Я был на одном из заседаний суда. Было явно видно, что никто и не думал раскаиваться. Там не раскаялись, там просто боялись. Липкий страх дрожал в глазах и поведении обвиняемой и ее мужа…

Суд вышел на финишную прямую, казалось, что до справедливого приговора осталось совсем чуть-чуть.

Накажи ее, Боже

Но неожиданно Наталья изменила свое решение и согласилась миром разрешить преступление, из-за которого погибла ее молодая сестренка.  Вторая сторона с готовностью согласилась на «материальный мир».

После принятого Натальей решения их личные позиции с адвокатом Жамкочяном разошлись. Они по обоюдному согласию сторон расторгли соглашение, и Каро вышел из дела.

Комментировать свое решение он не стал, сославшись на адвокатскую тайну. Однако, зная характер Каро не понаслышке, я уверен, что его моральные устои не позволили дальше участвовать в этом деле.

Насколько я знаю, обвиняемая сторона заплатила чуть больше миллиона рублей. Стороны примирились. Спи спокойно, дорогая сестренка…

«Есть в жизни красные линии, за которые переходить нельзя. Никогда и никому!»

Мне неведом тот гнусный арифмометр, на котором Наталья рассчитала цену жизни родной сестры. Если эту сумму разделить на шестерых братьев и сестер и отца покойной девочки, то получится порядка 160 тысяч рублей на человека. На которые не купишь даже гнилой домишко в деревне нашего детства. Я знаю, что родственники погибшей живут небогато. Мизерные пенсии, такие же зарплаты и пособия. Наверняка в кредитах.

Возможно, нищета физическая и породила нищету духа. А возможно, с ней и родились… Не знаю.

Наталья, знай одно: есть в жизни красные линии, за которые переходить нельзя. Никогда и никому! Знай, что деньги имеют свойство не просто пахнуть, но даже вонять. Они у тебя очень скоро закончатся. А после них обязательно останется сосущая пустота под твоим жестоким сердцем.

И эта пустота будет сосать из тебя силы и твое счастье. Уверен, ты обрекла себя на несчастье до конца твоих дней.

Божечка, сделай так, чтобы девочка Люда часто приходила во сне к своей сестре Наталье, просто молча и долго смотрела ей в глаза и тихо уходила. Без единого слова. Молча и тихо. И обязательно смотрела в глаза… И так на долгие, долгие годы! Сделай так, Божечка!

Р. S. И еще, Наталья! Как ты думаешь, а если бы с тобой случилась подобная трагедия, то за сколько бы сестра Люда продала «твое имя и твою память»? Твое имя и твою память? Дороже бы попросила или так же?

А мне кажется, она никогда не подписала бы «купчую по продаже сестры», которая у вас называется мировым соглашением.

Знаешь, даже мне, чужому человеку, больно представлять то, что чувствует сейчас ее преданная душа. А тебе?.. Думаю, что ничего… Ты спишь крепко? Но поверь, это ненадолго…

Р. SS. Люда, прости меня за то, что я не разглядел в  твоей сестре корыстного желания. Мне казалось, что она жаждет справедливости.  Прости меня, девочка…

Источник: Амурская правда

У вас остались вопросы?

Вы можете оставить заявку, и я свяжусь с Вами в ближайшее время для уточнения информации